суббота, 15 апреля 2017 г.

Великая княгиня Елена Павловна (к 150-летию Российского Красного Креста)

В мае 2017 года Российский Красный Крест отметит свое 150-летие со дня основания. Эта дата тоже напрямую связана с Домом Романовых. 15 мая 1867 года император Александр II утвердил устав Общества попечения о раненых и больных воинах (в 1879 году переименовано в Российское общество Красного Креста).

"…если сегодня Красный Крест охватывает мир, то это благодаря примеру, поданному во время войны в Крыму Ее Императорским Высочеством Великой княгиней Еленой Павловной…"
Основатель Международного Комитета Красного Креста Анри Дюнан 1896 г. 

"Это женщина с обширным умом и превосходным сердцем. На её дружбу вполне можно положиться, если она раз удостоит ею. Воспитанная под надзором Кювье, друга её отца, принца Вюртембергского, она сохранила воспоминания о всём, что видела и слышала в молодости. Выданная молодой замуж, она не переставала изучать науки и быть в сношениях со знаменитостями, которые приезжали в Петербург или которых встречала во время своих путешествий за границей. Разговор её с людьми сколько-нибудь замечательными никогда не был пустым или вздорным: она обращалась к ним с вопросами, полными ума и приличия, вопросами, которые просвещали её… Император Николай Павлович говорил мне однажды: «Елена – это учёный нашего семейства; я к ней отсылаю европейских путешественников. В последний раз это был Кюстин, который завёл со мной разговор об истории Православной Церкви; я тотчас отправил его к Елене, которая расскажет ему более, чем он сам знает…".
Граф П.Д. Киселёв

К.Брюллов Великая княгиня Елена Павловна с дочерью

Фредерика-Шарлотта родилась 28 декабря 1806 года в Штутгарте. С девятилетнего возраста жила в Париже, воспитывалась в пансионе писательницы Кампан. Принцессе не исполнилось и шестнадцати лет, когда увидевший её во время поездки по Европе Император Александр I попросил её руки для своего младшего брата, Великого Князя Михаила. Казалось, нужно было только радоваться: скромной принцессе маленького королевства повезло, что на бедную родственницу обратила внимание вдова Павла Первого Императрица Мария, выбрав девушку в жёны своему сыну. Самостоятельно, при помощи словаря и учебника грамматики, она изучила русский язык, чем, приехав в Россию, поразила придворных.

Великая княгиня Елена Павловна 1820-е Литография
Великая княгиня Елена Павловна и Великий князь Михаил Павлович 1820-е гг

16-летняя принцесса прибыла в Россию в октябре 1823 года. Став супругой брата будущего императора Николая I и приняв православие, немецкая принцесса получила имя Елена Павловна. Супруг был старше своей избранницы на 8 лет, и в свои 26 лет служил командиром Гвардейского корпуса, был членом Государственного Совета, генерал-инспектором по инженерной части, активным участником в работе Следственной комиссии по делу декабристов. Проведшая основную часть своей небольшой жизни в тихой германской глуши, великая княгиня не была избалована, пышный петербургский двор, в который она попала, разительно отличался от ее прошлого скромного жилища. Тем не менее вхождение в круг петербургских небожителей произошло довольно быстро и успешно.

Табакерка с миниатюрами-портретами на крышке
императрицы Марии Федоровны (в центре),
 сына Михаила Павловича и Елены Павловны

Трудно представить себе таких разных людей в одной семейной паре, какими были Михаил и Елена. Она получила блестящее образование, с ранних лет она, от природы талантливая и любознательная, проявляла необыкновенные способности к точным и естественным наукам. Выдающийся французский зоолог Жорж Кювье даже хотел видеть ее своей ученицей. 

Х. Шмид. Портреты великой княгини Елены Павловны и великого князя Михаила Павловича верхом. Вторая четверть XIX века

"Это - бурбон нашей семьи", - так мог бы сказать царь о супруге Елены Павловны, своем брате Михаиле. Действительно, в сравнении с ним даже такие страстные любители фрунта, как Константин и Николай, выглядели мягкотелыми либералами. Потускневшая пуговица или незастегнутый крючок вызывали у Михаила целую бурю гнева. Впрочем, несмотря на это, военные любили своего командира, называя его "добрым угрюмцем": как писал биограф Михаила, "под личиной строгости великий князь, однако, таил доброе сердце". К тому же он был необыкновенно остроумен, и высказывания Михаила Павловича любили повторять в обществе.

 Брюллов К.П. Портрет Великой княгини Елены Павловны с дочерью Марией 1830
Художник (?) Портрет  дочерей Великой княгини Елены Павловны
 Марии, Елизаветы и Екатерины

Дети (а у Елены и Михаила было пять дочерей) всегда чувствовали доброе сердце отца. Как только он появлялся вечером в их спальне, они вскакивали с постелей и с визгом повисали у него на шее. Зато когда заходила мать, они чинно лежали под одеялами, подставляя лобик под ее холодный поцелуй.

В Елене не было доброты и непосредственности Михаила, а в поступках ее всегда чувствовалась внутренняя дисциплина, сдержанность, порядок, рационализм и взвешенность. Естественно, что супруги не ладили. В год 25-летия их брака Михаил пошутил: "Еще пять лет такой жизни, и наш брак можно назвать Тридцатилетней войной". Но он не дожил до конца этой "войны" и внезапно умер в 1849 г. 

Брюллов К.П. Портрет Великой княгини Елены Павловны 1829
Крамской И. Н. Портрет великого князя Михаила Павловича 1860
(заказной портрет, написан уже после смерти Михаила Павловича)

Её занимала деятельность Университета, Академии наук, Вольного экономического общества. Она имела долгие беседы с профессором К.К. Арсеньевым, желая познакомиться с историей и статистикой России; вела глубокие богословские разговоры с архиепископом Херсонским Иннокентием, предложила историкам заняться исследованиями о представительных учреждениях в России и финансировала этот проект. Супруга брата императора не была чужда внешнего блеска и роскоши, двор ее был поистине царским. "...Подобного соединения в одно прекрасное целое всех обаяний роскоши, изобретений воображения и изящного вкуса мне никогда не случалось видеть даже при нашем блестящем дворе. Для достойного описания этого праздника надо было совокупить живопись с поэзией, кисть Брюллова с пером Пушкина" - писал барон М.Корф.

Литография из собрания Н. В. Соловьева Портрет Елены Павловны.
Гау В.И. Портрет Великой княгини Елены Павловны 1840

Она любила празднества с их блеском и пестротою, находила удовольствие в сутолоке нарядной толпы. Современники отмечали ее страсть к музыке; ее двор всегда был приютом иностранных и русских музыкантов и певцов; в Петербурге, в Москве, в Ницце, в Карлсбаде, где бы она ни была, ее пребывание сопровождалось концертами и музыкальными вечерами. С годами Михайловский дворец, которым она владела, стал и местом "заседания" салона Елены Павловны. Так, Кюстин поразился прекрасной осведомленности великой княгини в современной ему французской литературе. Да и русскую словесность она знала не хуже. Несколько раз Елена Павловна виделась с Пушкиным, разговаривала с ним о Пугачеве, он даже давал ей почитать тогдашний самиздат - запрещенные "Записки" Екатерины II. В своем дневнике Пушкин записал, что она "сходит с ума от них". Более подробно о Пушкине и Елене Павловне можно прочесть в этом блоге вот здесь: А.С.Пушкин и Великая княгиня Елена Павловна

Феликс Шивани Великая княгиня Елена Павловна

Дружила Елена Павловна и с Василием Жуковским, который помогал ей совершенствовать русский язык, и с Федором Тютчевым. Особенно увлечена она была прозой Гоголя - явное свидетельство неординарности этой читательницы - и добилась издания его первого собрания сочинений.

Ж.Кур. Портрет Великой Княгини Елены Павловны 1842

***
Здесь все возможно, все я помнить буду.
Все кстати, все прелестно до конца.
В таком дому всегда есть место чуду -
Оно - обычай Вашего дворца.
Ф.М.Тютчев

Елена Павловна славилась как истинная меценатка - с чувством прекрасного, изящным вкусом, обширными знаниями, тонким слухом. Хорошо разбираясь в живописи, великая княгиня помогала художникам А. Иванову, К. Брюллову, И. Айвазовскому. В ее салоне устраивались концерты, велись содержательные беседы. Кроме писателей, сюда приходили ученые (один из них, Н. Миклухо-Маклай, посвятил великой княгине свои исследования о Новой Гвинее), а также музыканты. И самой яркой звездой среди них был талантливый, энергичный и честолюбивый Антон Рубинштейн. Он при полной поддержке Елены Павловны основал Русское музыкальное общество (за осуществление этой идеи Елена Павловна взялась со свойственными ей пылом и настойчивостью, пожертвовав свои личные средства и помещения Михайловского дворца), а потом и консерваторию, первым выпускником которой стал П.И. Чайковский. Развитие этого, явно прозападного (в пику кругу Балакирева и "Могучей кучке") направления в музыке шло под эгидой Елены Павловны, известной космополитки среди Романовых.

Здание Клинического повивально-гинекологического института 

Императрицей Марией Федоровной ее управлению были завещаны повивальный и Мариинский женский институты, затем к ним присоединилось училище святой Елены, впервые устроенное без принятия во внимание сословных различий воспитанниц. Потом она основала в память своих дочерей (четверо из пяти дочерей Елены Павловны умерли) Елисаветинскую детскую больницу в Петербурге и детские приюты Елисаветы и Марии в Петербурге и Павловске и совершенно преобразовала и расширила Максимилиановскую лечебницу для приходящих, создав в ней отделение для постоянных кроватей. Во всех этих учреждениях и ряде других она была не просто высокой покровительницей, а деятельной и озабоченной их успехом силой, умевшей всех вокруг одушевлять и объединять, не подавляя никого своей личностью и возбуждая в каждом радостное сознание общей работы на общую пользу. В последние годы жизни она была занята мыслью об устройстве лечебно-благотворительного и одновременно научно-учебного учреждения, где молодые врачи могли бы повышать квалификацию. Эти планы осуществились уже после ее кончины в 1885 году, когда открылся Клинический Институт Елены Павловны.

Главный корпус Клинического института великой княгини Елены Павловны
 Фото 1890-х гг.

Главным ее личным делом было учреждение Крестовоздвиженской общины сестер милосердия. Нравственно поддержанная в своей мысли Пироговым, несмотря на тайные и грязные насмешки и явное противодействие со стороны высшего военного начальства, она сумела убедить императора Николая в полезности нового начинания и создала первую по времени военную общину сестер милосердия. Сестры этой общины работали не только в больницах и госпиталях, но и непосредственно на поле боя.

В скромном деревянном флигеле Калинкинского госпиталя начинала свою деятельность знаменитая впоследствии община сестер милосердия, названная Еленой Павловной Крестовоздвиженской. Для креста, который предстояло носить сестрам, Елена Павловна выбрала Андреевскую ленту. На кресте были надписи: «Возьмите иго мое на себя» и «Ты, Боже, крепость моя». Свой выбор Елена Павловна объяснила так: «Только в смиренном терпении крепость и силу получаем мы от Бога».


Обязанности сестер Крестовоздвиженской общины

Устав Крестовоздвиженской общины был утвержден 25 октября 1854 года. 5 ноября после обедни Великая княгиня сама надела крест каждой из тридцати пяти сестер. 6 ноября 1854 года первые 35 сестёр милосердия отправились с доктором Тарасовым в Симферополь, где их ждали Н.И.Пирогов и несколько тысяч пациентов, раненных в сражениях при Альме и Инкермане, а также при первой бомбардировке Севастополя. Сёстры милосердия сразу приступили к тяжёлой работе. Мисс Найтингейл во главе 37 английских медицинских сестёр появилась в Крыму в начале 1855 года. Николай Иванович всю жизнь возмущался, что медицинская общественность Европы, а за нею и России отдала пальму первенства в женском милосердии на поле битвы англичанке.

Затем последовали другие отряды. Так возникла первая в мире фронтовая община сестер милосердия. «В этом Россия имеет полное право гордиться своим почином. Тут не было обычного заимствования «последнего слова» с Запада - наоборот, Англия (...) стала подражать нам, прислав под Севастополь (...) мисс Найтингель со своим отрядом». Через 10 лет швейцарец А. Дюнан основал Международный Красный Крест, прототипом которого явилась Крестовоздвиженская община.

Крестовоздвиженская община сестер милосердия

В октябре 1854 года Елена Павловна выпустила воззвание «ко всем русским женщинам, не связанным семейными обязательствами», отправиться в Севастополь в медицинский отряд во главе с Н.И. Пироговым. По возвращении из Крыма сёстры милосердия Крестовоздвиженской общины размещались в Михайловском дворце, а с 1860 года – в отдельном здании на набережной Фонтанки, где была устроена лечебница (с 1919 года – больница им. Г.И. Чудновского). В 1872 году главный врач общины Н.И. Торопов утверждал: «…мы не знаем, чтобы где-либо стекалось теперь в одно место за советом и лекарством так много больных, как в эту лечебницу». Она славилась оказанием медицинской помощи малоимущему люду. Кроме того, община с 1856 года принимала участие в лечении стационарных больных в Морских госпиталях Санкт-Петербурга и Кронштадта. Через три года после основания 8 мая 1864 года Анри Дюнаном Международного Красного Креста было учреждено «Российское общество попечения о раненых и больных воинах» – предтеча отечественного общества Красного Креста. К этому имела прямое отношение деятельность Крестовоздвиженской общины. Для подшефных учреждений Великая Княгиня на личные средства многократно приобретала за границей лекарственные препараты, например, партии дорогостоящей хины в Англии.

Жетон Крестовоздвиженской общины сестер милосердия Красного Креста

Новое поколение сестёр приумножило ратную славу своих предшественниц на полях сражений русско-турецкой войны 1877–1878 гг. Полученный опыт использовался при создании новых общин сестёр милосердия (Георгиевской, Александровской, Покровской, Евгеньинской и др.).

15 мая 1867 года император Александр II утвердил устав Общества попечения о раненых и больных воинах (в 1879 году переименовано в Российское общество Красного Креста). Почётными членами Общества стали Император, все Великие Князья и Княгини, высокопоставленные лица, представители высшего духовенства. Общество находилось под покровительством Императрицы. В письме Анри Дюнана (1896), первого лауреата Нобелевской премии мира, Российскому Обществу есть такие строки: «…существованием Красного Креста мы сегодня обязаны благодарному приёму оказания помощи раненым воинам во время Крымской войны, делу, вдохновительницей которого была Елена Павловна».

Винтерхальтер, Франсуа Ксавье Портрет великой княгини Елены Павловны 1862

Наиболее важную историческую заслугу Елены Павловны перед Россией составило ее участие в деле освобождения крестьян от крепостной зависимости. Уже в начале 1856 года стало известно, что Елена Павловна «горой стоит» за освобождение крестьян. Н.А. Милютин написал для Елены Павловны проект освобождения ее собственных крестьян имения Карловка (имение Карловка насчитывало 12 селений, в которых проживало 7392 души мужского пола и 7625 душ женского пола, обрабатывавших свыше 9 тысяч десятин земли), и в этом проекте было сказано главное - освобождение крестьян надо проводить с землей за выкуп. Это предложение стало основной идеей освобождения крестьян в 1861 г. Неудивительно, что Елена Павловна одной из первых прочитала еще не опубликованный манифест 19 февраля 1861 г. - уж к нему она имела непосредственное отношение.

«Прокрестьянская» деятельность Елены Павловны вызывала «нерасположение» в ближайшем окружении Александра II, и «это нерасположение переносилось на саму великую княгиню». С 1858 года дворец великой княгини «стал центром, в котором приватно разрабатывался план желанной реформы». Противниками же реформы была развязана целая компания по распространению злобных и грязных сплетен, обвинений в политической неблагонадежности великой княгини… 

19 февраля 1861 года Александр II подписал Манифест и другие документы реформы, положившие конец крепостному праву в России. 5 марта манифест был оглашен в Москве и Петербурге, чуть позже - по всей России.  За крестьянской реформой последовала целая россыпь либеральных реформ 1860-х годов. Великая княгиня не осталась в стороне от этих нововведений. "Она была высокообразованная женщина и принимала участие во всех разумно свободных явлениях нашего времени", - писал известный литератор А.В.Никитенко. Кульминационным пунктом общественной деятельности великой княгини, имевшим наибольший политический резонанс, стала крестьянская реформа 1861 года. С тех пор ее роль в государственных делах резко пошла на убыль. После известного выстрела Д.Каракозова, стрелявшего в императора 4 апреля 1866 года, наступила пора реакции, в первую очередь ударившая по либеральным реформаторам. "Защитники реформ, - писал князь Д.А.Оболенский, сам принадлежавший к кругу этих лиц, - уже обнародованных и вошедших в закон, заклейменные названием красных, подвергнуты были или явному гонению, или опале". Опалу своих друзей и соратников разделила и великая княгиня. Но ее вклад в реформы не был забыт: Александр II удостоил Елену Павловну медали "Деятелю реформ", которую она заслужила по праву... Петербургское общество подарило княгине титул Princesse La Liberte (Княгиня Свобода).

 Великая княгиня Елена Павловна в последние годы жизни

Великая княгиня Елена Павловна умерла 9 января 1873 года. «Вряд ли кто ее заменит», - с грустью написал И. С. Тургенев, узнав об этом.

Из дневника министра внутренних дел П.А. Валуева: «Сегодня скончалась почти внезапно после трёхдневной болезни Великая Княгиня Елена Павловна. Последняя представительница предшедшего царственного поколения угасла. В её лице угас блистательный умственный светильник. Вторая половина жизни покойной была ознаменована разнообразными видами деятельности и многочисленными оттенками разных влияний. В её дворце происходил роковой разговор Императора Николая с английским посланником (Гамильтоном-Самуром), который оказался предисловием к Восточной войне. В том же дворце пребывала несколько лет сряду Адулламская пещера известных деятелей Редакционной комиссии по крестьянскому делу Н. Милютина, князя Черкасского, Ю. Самарина… В нём … встречались представители главных стихий петербургского мира – от членов Императорского Дома до приезжих литераторов и артистов… Ни одна из областей человеческих знаний и искусств ей не была чуждою. Она покровительствовала многому и создала многое».

Первый в России памятник Великой княгине Елене Павловне Романовой в Петербурге.

***
Язык и ум теряя разом,
Гляжу на вас единым глазом:
Единый глаз в главе моей.
Когда б судьбы того хотели,
Когда б имел я сто очей,
То все бы сто на вас глядели.
(А.С.Пушкин)

Комментариев нет:

Отправить комментарий